?

Log in

R.r..r...! [entries|archive|friends|userinfo]
R.r..r...!

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[sticky post] Я являюсь активистом движения "Суть Времени" (eot.su) [Jul. 2nd, 2012|09:11 pm]
R.r..r...!
Сайт-визитка движения osutivremeni.ru
Основной сайт и рабочая площадка - eot.su
Персональный сайт лидера движения Сергея Эрвандовича Кургиняна - kurginyan.ru


Присоединяйтесь, товарищи, присоединяйтесь! Время... Пора!
Спрашивайте через личку или в комментариях, если возник интерес или что-то не понятно.
link4 comments|post comment

(no subject) [Aug. 29th, 2016|04:05 pm]
R.r..r...!
[Tags|]

"И поэтому, властвуя над покоренными нами на восточных землях рейха народами, нужно руководствоваться одним основным принципом, а именно: предоставить простор тем, кто желает пользоваться индивидуальными свободами, избегать любых форм государственного контроля и тем самым сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития." А.Гитлер. Цитата по книге воспоминаний Генри Пикера слушившего протоколистом в 1942 году в главной ставке Гитлера.

Я давно начал догадываться, что т.н.з. индивидуальная свобода - это основная разводка на которую купились уже почти все. Что именно свобода делает общности людей бессильными перед общностями сплочёнными дисциплиной, ответственностью, долгом, верой - т.е. не-свободными. Что-то я уже писал об этом пару лет назад.
Теперь, совершенно случайно, я нашёл на ЮтьЮбе фильм который весьма обоснованно проводит именно эту мысль. Фильм топорный, многие в нём следуя навязанным шаблонам увидият лишь конспирологию и антисемитизм и я не говорю, что автор прав до буквы, но имеющий уши, да услышит то что нужно. Так или иначе мне было очень интересно посмотреть этот фильм.

linkpost comment

По ком звонит колокол [Apr. 6th, 2015|02:11 pm]
R.r..r...!
[Tags|]


Я прочёл "По ком звонит колокол" Хемингуэя.
Часто так бывает с тем о чём много слышал но сам не смотрел\не читал, складывается некий образ-ощущение основанное на общем информационном фоне.
Так автор "ПкЗК" мне представлялся этаким сибаритом и эстетом и от его произведения я ожидал чего-то такого же романтически-светского, а получил экзистенциально-метафизическое.
Обычно чтобы что-то начать читать я жду какого-либо совпадения, знака, чтоб само пришло. Тут "знаком" стал репортаж в новостях в котором упоминался памятник советскому солдату в Испании и было сказано, что этот солдат стал прообразом героя романа Хемингуэя "По ком звонит колокол".
Каково же было моё удивление, когда оказалось, что "ПкЗК" о войне с фашистами! С теми самыми, с которыми воевали и мы но чуть раньше, когда интервенции подверглась Испания и там началось народное сопротивление. Вот это сопротивление - эти люди ставшие партизанами и есть основные действующие лица романа. Главный герой, впрочем, подрывник - американец, а сюжет закручен вокруг его взаимодействия с гордым испанским народом в лице всё тех же партизан. Но важно не это...
Любое хорошее произведение - это всегда лишь обёртка для глубоких мыслей и вопросов бытия. Мысли эти обычно включены в текст повествования в виде мыслей главного героя или диалогов между персонажами, так поступил и Хемингуэй.
В книге поднимаются вопросы жизни, любви, смерти, героизма и самоотверженности, и такой неординарный вопрос, как право на убийство на войне. Книга, как не прискорбно, снова актуальна теперь, потому что снова идёт война, снова с фашистами, снова это сопротивление народа начавшееся как партизанское, а значит снова перед людьми встают те же сложнейшие вопросы.
Некоторые цитаты:
Чем ближе к фронту, тем люди лучше.
***
Много есть таких, которые еще сами не знают, что они фашисты, но придет время, и им станет это ясно.
***
Невежды и циники теснят нас со всех сторон. Но первых мы обучим, а вторых уничтожим.
***
Все, что мы делаем, делается ради одного. Ради того, чтоб выиграть войну. Если мы ее не выиграем, все остальное не имеет смысла. Завтра нам предстоит очень важное дело. По-настоящему важное. Будет бой. В бою нужна дисциплина. Потому что многое на самом деле не так, как кажется. Дисциплина должна основываться на доверии.
***
О самоубийстве:" Надо уж очень быть занятым самим собой, чтобы пойти на такую вещь."
***
— Ты любишь охоту?
— Ох, люблю. Ничего так не люблю. У нас в деревне все охотники. А ты не любишь?
— Нет, — сказал Роберт Джордан. — Я не люблю убивать животных.
— А я наоборот, — сказал старик. — Я не люблю убивать людей.
— Этого никто не любит, разве те, у кого в голове неладно, — сказал Роберт Джордан. — Но я не против, когда это необходимо. Когда это надо ради общего дела.
***
— Верно. На войне нужно убивать. Но, знаешь, какие у меня чудные мысли есть, — сказал Ансельмо. Они теперь шли совсем рядом в темноте, и он говорил вполголоса, время от времени оглядываясь на ходу. — Я бы даже епископа не стал убивать. Я бы не стал убивать ни помещика, ни другого какого хозяина. Я бы только заставил их всю жизнь изо дня в день работать так, как мы работаем в поле или в горах, на порубке леса. Чтобы они узнали, для чего рожден человек. Пусть спят, как мы спим. Пусть едят то, что мы едим. А самое главное — пусть работают. Это им будет наука.
***
Так нужно, сказал он себе, и не в утешение, а с гордостью. Я стою за народ и за его право выбирать тот образ правления, который ему угоден. Но ты не должен стоять за убийства. Ты должен убивать, если это необходимо, но стоять за убийства ты не должен. Если ты стоишь за это, тогда все с самого начала неправильно.
...
Потому что, если у тебя не все ясно в голове, ты не имеешь права делать то, что ты делаешь, так как то, что ты делаешь, есть преступление, и никому не дано права отнимать у другого жизнь, если только это не делается ради того, чтобы помешать еще худшему злу. А потому постарайся, чтоб все это было ясно у тебя в голове, и не обманывай себя
***
— Нужно же человеку иногда поговорить, — сказала женщина. — Раньше у нас была религия и прочие глупости. А теперь надо, чтобы у каждого был кто-нибудь, с кем можно поговорить по душам, потому что отвага отвагой, а одиночество свое все-таки чувствуешь.
— У нас нет одиноких. Мы все вместе.
***
— Да. Но у него дар. Слушай, чтобы воевать — достаточно не быть дураком. Но чтобы выиграть войну — нужен дар и средства.
***
Из сцены, в которой коестьяне казнят своих односельчан состоящих в фашистской партии.
"Очень им понравилось издеваться над доном Фаустино, и они не понимали, что дон Гильермо совсем другой человек, и если уж убивать его, так надо убивать быстро и без шутовства…"
"— Если убивать их всех — а я еще не знаю, нужно ли это, — так уж убивали бы попросту, без издевки."
***
— К командиру? — спросила Пилар.
Хоакин кивнул с серьезным видом.
— Мне так больше нравится, чем «вожак», — сказал он. — Звучит по-военному.
— Ты скоро совсем солдатом станешь, — сказала Пилар и засмеялась.
— Нет, — сказал Хоакин. — Но мне нравятся военные термины, с ними приказы яснее и дисциплина крепче.
***
Пабло скотина, но все остальные — замечательные люди, и разве не предательство — втянуть их в это? Может быть, но если это не будет сделано, через неделю сюда, в горы, придут два кавалерийских эскадрона и разгромят их лагерь.
Да. Ничего не выиграешь, решив не мешаться в их жизнь. Только будет соблюден принцип, что каждый человек живет сам по себе и нельзя вмешиваться ни в чью жизнь. Ага, значит, он придерживается этого принципа? Да, придерживается. Ну, а как же плановое общество и все прочее?
***
Странная вещь фанатизм. Чтоб быть фанатиком, нужно быть абсолютно, непререкаемо уверенным, что ты прав, а ничто так не укрепляет эту уверенность, как воздержание. Воздержание лучшее средство против ереси.
Любопытно, выдержит ли этот тезис дальнейшее углубление. Вероятно, именно потому коммунисты так воюют с духом богемы. Долой богему, то, чем грешил Маяковский. Но ведь Маяковский теперь снова причислен к лику святых. Да, потому что он уже покойник. Ты и сам скоро будешь покойником. Ну, нечего думать о таких вещах. Думай лучше о Марии.
***
умей прожить целую жизнь за две ночи, которые тебе отпущены; вместить все, что надо было бы иметь всегда, в тот короткий срок, когда ты можешь это иметь.
***
О земельном вопросе в США:
— А земля у вас кому принадлежит — крестьянам?
— Земля большей частью принадлежит тем, кто ее обрабатывает. Сначала она принадлежала государству, но если человек выбирал себе участок и делал заявку, что он будет его обрабатывать, ему давалось право владения на сто пятьдесят гектаров.
— Расскажи, как это делалось, — попросил Агустин. — Такая аграрная реформа мне нравится.
Роберт Джордан объяснил сущность гомстед-акта. Ему никогда не приходило в голову, что это можно счесть аграрной реформой.
***
— Много таких, которые еще сами не знают, что они фашисты, но придет время, и им станет это ясно.
— А разве нельзя расправиться с ними, пока они еще не подняли мятеж?
— Нет, — сказал Роберт Джордан. — Расправиться с ними нельзя. Но можно воспитывать людей так, чтобы они боялись фашизма и сумели распознать его, когда он проявится, и выступить на борьбу с ним.
***
Во время революции нельзя выдавать посторонним, кто тебе помогает, или показывать, что ты знаешь больше, чем тебе полагается знать. Он теперь тоже постиг это. Если что-либо справедливо по существу, ложь не должна иметь значения.
***
Правда, в самом начале, когда он еще верил во всякий вздор, это ошеломило его. Но теперь он уже достаточно разбирался во многом, чтобы признать необходимость скрывать правду, и все, о чем он узнавал у Гэйлорда, только укрепляло его веру в правоту дела, которое он делал. Приятно было знать все, как оно есть на самом деле, а не как оно якобы происходит. На войне всегда много лжи.
***
Карков от вежливости перешел к добродушной грубоватости, потом к дерзости, и они стали друзьями.
***
Это было чувство долга, принятого на себя перед всеми угнетенными мира, чувство, о котором так же неловко и трудно говорить, как о религиозном экстазе, и вместе с тем такое же подлинное, как то, которое испытываешь, когда слушаешь Баха, или когда стоишь посреди Шартрского или Леонского собора и смотришь, как падает свет сквозь огромные, витражи, или когда глядишь на полотна Мантеньи, и Греко, и Брейгеля в Прадо.
Но самое лучшее было то, что можно было что-то делать ради этого чувства и этой необходимости. Можно было драться.
***
— Да, — сказал Роберт Джордан. — Согласен. Но все-таки нельзя увидеть полную картину событий, читая только партийный орган.
— Вы все равно не увидите этой картины, — сказал Карков, — даже если будете читать двадцать газет, а если и увидите, мне не совсем ясно, чем это вам поможет. У меня это представление есть все время, и я только и делаю, что стараюсь забыть о нем.
***
Все бойцы армии должны достигнуть определенного уровня политического развития; все должны знать, за что дерутся и какое это имеет значение. Все должны верить в борьбу, которая им предстоит, и все должны подчиняться дисциплине.
***
Редко случается целиться в противника на таком близком расстоянии, подумал он. Обычно люди кажутся маленькими куколками, и правильная наводка стоит большого труда; или же они бегут, рассыпаются, снова бегут, и тогда приходится наугад поливать огнем склон горы, или целую улицу, или просто бить по окнам; а иногда видишь, как они далеко-далеко двигаются по дороге. Только когда имеешь дело с поездом, удается видеть их так, как сейчас. Только тогда они такие, как сейчас, и с четырьмя пулеметами можно заставить их разбежаться. На таком расстоянии они кажутся вдвое больше.
***
Прекрати все эти сомнительные литературные домыслы о верберах и древних иберийцах и признайся, что и тебе знакома радость убийства, как знакома она каждому солдату-добровольцу, что бы он ни говорил об этом.
***
— Я жив, а он умер, — сказал Роберт Джордан. И подумал: что это такое с тобой? Разве можно так говорить? Неужели это тебя от еды так развезло? От лука ты пьян, что ли? Неужели это теперь для тебя ничего не значит? Это никогда много не значило, чистосердечно сказал он себе. Ты старался делать вид, будто это значит много, но ты только делал вид. А теперь так мало осталось времени, что лгать не стоит.
— Нет, — сказал он уже серьезно. — Этому человеку тяжело пришлось.
— А ты? Разве тебе не тяжело приходится?
— Нет, — сказал Роберт Джордан. — Я из тех, кому никогда не приходится особенно тяжело
***
— А твоя главная забота — любиться с ней всю ночь?
— Если ничего не случится.
— Хороша забота.
— А тебе не понятно, что можно проявлять заботу и таким способом?
***
Боишься ты смерти или нет, примириться с ней всегда трудно. Глухой примирился, но просветленности не было в его примирении, несмотря даже на пятьдесят два года, три раны и сознание, что он окружен.
Мысленно он подсмеивался над собой, но он смотрел в небо и на дальние горы и глотал вино, и ему не хотелось умирать. Если надо умереть, думал он, — а умереть надо, — я готов умереть. Но не хочется.
Умереть — это слово не значило ничего, оно не вызывало никакой картины перед глазами и не внушало страха. Но жить — это значило нива, колеблющаяся под ветром на склоне холма. Жить — значило ястреб в небе. Жить — значило глиняный кувшин с водой после молотьбы, когда на гумне стоит пыль и мякина разлетается во все стороны. Жить — значило крутые лошадиные бока, сжатые шенкелями, и карабин поперек седла, и холм, и долина, и река, и деревья вдоль берега, и дальний конец долины, и горы позади.
***
Чувство неопределенности, которое он растравил в себе, — так бывает, когда из-за путаницы в числах не знаешь, ждать ли тебе гостей сегодня или нет, — и беспокойство, не оставлявшее его с тех пор, как Андрес ушел с донесением Гольцу, теперь исчезло. Теперь он знал наверняка, что праздник отложен не будет. Так лучше, по крайней мере, знаешь наверняка, думал он. Так гораздо лучше
***
Знаешь, до того как я встретил тебя, я вообще никогда ни о чем не просил. Никогда ничего не добивался. Никогда не думал о чем-нибудь, кроме движения и кроме того, что нужно выиграть войну. Честное слово, я был очень скромен в своих требованиях. Я много работал, а теперь вот я люблю тебя
***
— Фалангисты не сражаются, — мрачно сказал он. — Они убивают в тылу. В бою мы сражаемся с другими.
***
Простой сельский парень об анархистах:
" Сам Андрес в политике не разбирался, он только стоял за Республику. Ему часто приходилось слышать, как говорят эти люди, и они говорили красиво, и слушать их было приятно, но сами они ему не нравились. Какая же это свобода, когда человек напакостит и не приберет за собой, думал он. Свободнее кошки никого нет, а она и то прибирает. Кошка — самый ярый анархист. Покуда они не научатся этому у кошки, их уважать не будут."
***
Как мало мы знаем из того, что нам следует знать. Я бы хотел, чтобы впереди у меня была долгая жизнь, а не смерть, которая ждет меня сегодня, потому что я много узнал о жизни за эти четыре дня, — гораздо больше, чем за все остальное время. Я бы хотел дожить до глубокой старости и знать, на самом деле знать. Интересно, можно ли учиться до бесконечности, или человек способен усвоить только то, что ему положено? Я был уверен, что знаю много такого, о чем я на самом деле и понятия не имел. Я бы хотел, чтобы впереди у меня было больше времени.
***
Но твой план дерьмо. Говорю тебе, дерьмо. Он был составлен ночью, а сейчас утро. Утром ночные планы никуда не годятся. Когда думаешь ночью, это одно, а утром все выглядит иначе. И ты знаешь, что план никуда не годится.
***
Это был самый большой дар, которым он обладал, талант, уже помогавший ему на войне: способность не игнорировать, а презирать возможность плохого конца.
***
Мне даже стало стыдно за тебя. Но ведь я — это ты. И такого «я», который мог бы судить тебя, нет. Мы оба сдали. И ты, и я, и мы оба. А ну, брось. Перестань раздваиваться, как шизофреник. Хватит и одного. Теперь ты опять такой, как нужно. Но слушай, нельзя думать о девушке весь день.
***
Уж сколько лет прошло, а воз и ныне там:
"Коротковолновые рации — вот что нам необходимо
...
Походные рации — вот что нам нужно. "
***
Жаль только, что уже не придется передать кому-нибудь все, чему я научился. Черт, мое учение шло быстро под конец.
***
Как ты думаешь, кому легче? Верующим или тем, кто принимает все так, как оно есть? Вера, конечно, служит утешением, но зато мы знаем, что бояться нечего. Плохо только, что все уходит. Плохо, если умирать приходится долго и если при этом очень больно, потому что это унижает тебя. Вот тут тебе особенно повезло. С тобой этого не случится.
***
Ты чего же хочешь? Всего. Я хочу всего, но я возьму что можно.
***
О самоубийстве на пороге неминуемой гибели:
"Вот так оно и будет. Как глоток холодной воды. Лжешь. Оно будет никак. Просто ничего не будет. Ничего. Тогда сделай это. Сделай. Вот сделай. Теперь уже можно. Давай, давай. Нет, ты должен ждать."
linkpost comment

Wazuuuup! Trash version [Feb. 17th, 2015|06:06 pm]
R.r..r...!
[Tags|, ]

Сам песен не пишу, почти, но переиначить чужую очень иногда люблю.

linkpost comment

Екатерина Бизина - I believe (FunkyHorse) (Yolanda Adams) [Feb. 16th, 2015|10:58 pm]
R.r..r...!
[Tags|]

Клип Кати Бизиной (11 лет). Той, что отжигала "Хистори репитинг" в фистульном режиме в первой передаче "Голос дети 2".
Тоже такая, навороченая песенка.

linkpost comment

Ксения Соткина — "Я вернусь" - СП - Голос.Дети - Сезон 2 [Feb. 16th, 2015|10:59 am]
R.r..r...!
[Tags|]

И этот ангел не прошёл отборочный тур!!!!!???  

Что-то у них там не чисто с оценкой исполнителей...

linkpost comment

Ласковые палачи [Jan. 31st, 2015|12:10 pm]
R.r..r...!

Филь про ювенальную юстицию.

Прошу перепостить.

linkpost comment

Истоки украинского национализма [Jan. 17th, 2015|10:30 am]
R.r..r...!
Без лишних эмоций и пропагандистских штампов.
Только история. Было интересно.
linkpost comment

Владельцы Украины [Jan. 12th, 2015|10:13 am]
R.r..r...!
С какой стати украинцы думают, что владельцы страны должны о них заботиться?
Это люди должны платить за возможность жить на их территории.
link4 comments|post comment

Политика США против России [Jan. 1st, 2015|01:41 pm]
R.r..r...!
Крайне интересное интервью осведомлённого действующего американского разведчика о политике США по отношению к России (на протяжении ста лет). И о продолжении этой политики выраженной в событиях на Украине. Я думаю после прочтения этого текста, невозможно будет никому говорить, то, что я так неоднократно слышал, что мол: "Да плевать Америке на Россию" в том смысле, что нет никаких намерений США как-то разрушающе влиять на нас.

«Интересы РФ и США в отношении Украины несовместимы друг с другом»

Глава Stratfor Джордж Фридман о первопричинах украинского кризиса

link3 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]